(+375 17) 308 23 45
г.Минск, ул.Каховская, 37А, пом. 69, каб. 109

Четыре года назад, 11 апреля, когда в Минске произошел теракт на станции метро “Октябрьская”, минера смогли вычислить во многом благодаря видеозаписям. И хотя тогда стояли камеры преимущественно с низким разрешением, с их помощью следствие сумело едва ли не пошагово восстановить картину преступления. После трагического события видеотехника в подземке была обновлена и даже поезда стали “зрячими”. А к чемпионату мира по хоккею сотни уличных видеокамер объединили в единую систему. Ими сейчас пользуются практически все “силовики” и экстренные службы.

Камерная обстановкаВ здании Мингорисполкома есть стена высотой с двухэтажный дом, увешанная мониторами, на которую можно сразу вывести, допустим, картинки с шестидесяти камер. А можно в деталях рассмотреть и одну запись. Когда в городе проводится какое-нибудь массовое мероприятие, за этим следит оперативная рабочая группа: милиционеры, пожарные, медики, говорит начальник отдела связи и автоматизации ГУВД Мингорисполкома Андрей Сидарков:

— Наверняка многие заметили, что людей в погонах во время гуляний почти не видно. Могут для фона ходить в толпе два сержанта. Площадь или улицу легче контролировать с компьютерных мониторов. Милиция старается работать на упреждение. Если видно, что человек нетрезв и собирается затеять драку, то его тут же отводят в сторону для профилактической беседы. К примеру, одна камера охватывает всю площадь Бангалор, три следят за ситуацией на Октябрьской площади, четыре-пять — за площадью Якуба Коласа.


Около шестисот организаций (а это магазины, вокзалы, рестораны, университеты) имеют свои системы наблюдения. Только за метрополитеном следит в постоянном режиме около пятисот “глаз”. Всего же в городе их более тысячи. Под постоянным контролем выезды из города, проспекты и улицы.

Онлайн-трансляция уже сейчас помогает быстро устранять пробки на дорогах, подбирать нужный режим для светофоров. Город становится все более “зрячим”, а значит, способным справляться со своими проблемами.

Года через три (всего!) должна будет заработать система видеонаблюдения, которая объединит все жилые дома. Умная сеть обеспечит безопасность жильцам, будет осуществлять контроль за работой коммунальщиков и следить за порядком на улицах и во дворах. Москва в таком режиме инфогорода (с количеством 120 тысяч камер) живет уже более двух лет. У нас под видеоконтролем только 188 домов. Сейчас рабочая группа при Мингорисполкоме продолжает разрабатывать концепцию “дворовой” системы, говорит начальник Минского городского жилищного хозяйства Виталий Смирнов:

— Мы хотим, чтобы в Минске был единый подход к этому делу и чтобы недобросовестные поставщики не продавали людям то, что за границей устарело. Уже есть расчеты, сколько требуется видеокамер, где и сколько будут храниться базы данных. Ведутся переговоры о том, кто будет провайдером интернет-услуг.

В товариществе собственников дома № 91 на минской улице Притыцкого четыре года стоит серьезная и дорогая система видеонаблюдения. Ее исправная работа — в кругу обязанностей бывшего следователя Сергея Луневича. Он рассказал, что однажды к нему обратилась дама с просьбой предоставить видеозапись с подъезда за месяц. “Но когда узнал, что она подозревает мужа в измене, то отказал в просьбе, — добавил Сергей, — объяснив, что измена не является ни административным, ни уголовным правонарушением”.

А в товариществе на улице Лобанка, 4 жители, давшие согласие на установку видеокамер, вводят логин-пароль и смотрят записи с камер без всяких ограничений. Получается, если бы ревнивая дама жила здесь, то могла бы следить за перемещениями своего благоверного в режиме онлайн. Очевидно, что единой системе нужны как оптимальные технические условия, так и правовые нормы.

Каждое “всевидящее око” должно выполнять свою задачу, а не “глазеть” повсюду, что, увы, сегодня порой случается. В прошлом году на кондитерской фабрике “Слодыч” директор не только подсматривала за сотрудниками, но и незаконно их прослушивала. Действия руководителя были расценены как злоупотребление служебными полномочиями в личных интересах. Решение суда было однозначным: наказание в виде лишения свободы на три года с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Иногда работникам удается отстоять свои права, поскольку “каждый человек имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь”. Но есть спорные моменты, когда наниматели хотят контролировать всё и вся, причем предупреждают об этом. В таком случае грань между общественным контролем и личным пространством стирается. Остается уповать на этические нормы? Так, на одном из наших предприятий камеру повесили в бытовке, где работницы не только проводили планерки, но и ели, переодевались. “Это издевательство, — возмутилась в одном из блогов Алина, — такое чувство, что руководство заглядывает мне в рот, разглядывает меня в нижнем белье”.

Безусловно, в магазинах или банках камеры необходимы. Благодаря им недавно все увидели лицо мошенника, который “специализировался” на “заламывании” купюр в обменных пунктах. Нужен глаз да глаз на вокзалах, в аэропортах. А зачем они в офисе, над рабочим местом, к примеру, туристического или рекламного агента? А еще в коридорах, в помещениях для отдыха, курительных. Мода? Желание знать о каждом шаге, каждом вздохе подчиненного? Это уже получается банальная слежка, даже если везде и висят таблички “Ведется видеонаблюдение” или “Вас снимают”. Еще один момент: доступ к “фильмам” должны иметь только специально уполномоченные лица, которые, в свою очередь, обязаны соблюдать конфиденциальность. Видеозапись сегодня не только является вещественным доказательством в суде, но ролик, выложенный в интернет, может довести и до трагедии.

Камеры теперь повсюду. Жизнь “за стеклом” меняет нас. Видеорегистраторы в машинах лучше любого сотрудника ГАИ урезонивают лихачей. А недавно на всю страну ославилась компания хулиганов, напавшая в метро на пассажира. Вычислены милицией и “боксеры”, сцепившиеся в минском магазине с покупателем. Каждый шаг сейчас может быть заснят. Немало горячих голов это уже остудило. С одной стороны, у каждого должно быть личное пространство, куда никто не должен заходить. С другой — мысль о том, что где-то спрятана камера, заставляет нас становиться лучше. Но и здесь важно соблюдать чувство меры.

Мнения

Камерная обстановкаАлексей Кузьмич, заместитель председателя Постоянной комиссии Палаты представителей по жилищной политике и строительству:

— Не везде нужны камеры. Нельзя их вешать в церквах и во многих других местах. Но они должны стать нормой во дворах. Удалось же в свое время приучить жильцов к домофонам, счетчикам на воду. Я думаю, что мало уже найдется тех, кто считает, что дворовое видеонаблюдение — это ущемление его свободы. Но, чтобы не возникало лишних вопросов, нужно четко прописать в нормативных актах все правила игры. Видеозаписи должны помогать нам жить. Это, так сказать, информация для служебного пользования. А за ее обнародование, незаконное использование должна быть предусмотрена ответственность. Пришла новая эпоха, и нам нужно учиться в ней жить.

Камерная обстановкаНаталья Яковенко, психолог:

— В самом присутствии камеры нет ничего плохого или хорошего. Все зависит от уровня зрелости человека. Если он не сформирован как личность, то перед ним много искушений проверить на других, где же границы дозволенного. В то же время лишний “глаз” может стимулировать лучше работать. Однако творческому человеку, которому свойственна спонтанность и нужно больше личной свободы, камера может мешать, подавлять его. Поэтому всегда будут те, кто ратует за видеослежение и кому оно не нравится. И обществу важно научиться находить золотую середину.

Источник статьи

 

 

Обратная связь 

Пожалуйста, введите Ваши фамилию, имя и отчество.
Введите корректный номер телефона.
Введите Ваш email адрес.
Введите текст сообщения
Неверный ввод
Неверный ввод
(+375 17) 308 23 45
#fc3424 #5835a1 #1975f2 #2fc86b #fevec9 #eef8239 #241013141416